Моя жизнь – в моем творчестве

Бекболат Тлеухан

 444

Вопросы развития национальной культуры не перестают быть актуальными для нашего общества с момента обретения Казахстаном независимости.

Как правило, обсуждение данной темы вращается вокруг проблем развития казахского языка. Намного реже затрагивается религиозный аспект национального самосознания. И совсем редко мы вспоминаем о других сторонах вопроса, таких, например, как национальные виды спорта, ораторское искусство и другие. Как соотносятся между собой все эти вещи? Обязательно ли национал-патриоту быть политиком? Об этом мы поговорили с известным общественным деятелем, экс-депутатом мажилиса Парламента РК Бекболатом Тлеуханом. 

ЛИТЕР-Неделя: Бекболат Канаевич, чем вы сейчас занимаетесь?

Б.Т.: Сейчас я фактически возглавляю Ассоциацию национальных видов спорта. Я – первый вице-президент ассоциации, а также и.о. президента. Хочу вдохнуть новую жизнь в это полезное дело. Что радует, так это позитивное отношение со стороны государства. На развитие ассоциации при прямом содействии Умирзака Шукеева выделены значительные средства.

Помимо этого, недавно я открыл центр традиционного искусства Бекболата Тлеухана. Имеется в виду прежде всего искусство слова, которое всегда было в почете у казахов. Чуть позже остановлюсь на этом подробнее.

Что еще? Открываю собственный веб-сайт ВТleuhan.kz. Занимаюсь творчеством. Одним словом, все как всегда. Вся моя жизнь – в моем творчестве, я не боюсь так говорить, потому что это правда, простая констатация факта…

ЛИТЕР-Неделя: То есть возвращаться в политику вы не собираетесь?

Б.Т.: Нет и еще раз нет. Конечно, некоторые «доброжелатели» могут сказать что-то вроде «ну да, зелен виноград». Но меня это мало волнует. Если честно,?просто устал немного.

Если смотреть правде в глаза, возможно, сейчас и в самом деле не мое время заниматься политикой. Все то, что я хотел бы донести до общества, до нашей молодежи?– это прежде всего чувство своих корней, любовь к родным традициям, материнскому языку, истории родной земли, – лучше делать через искусство, и никак иначе. Пожалуй, сейчас это единственный способ не опошлить, не принизить некоторые высокие понятия, не превратить их в разменную монету в борьбе за совсем другие ценности, ложные в своей основе.

ЛИТЕР-Неделя: Каковы ваши творческие планы?

Б.Т.: Хочу объехать весь?Казахстан с концертной программой. За последнее время уже побывал в Кызылорде, Шымкенте, Таразе, Караганде, Алматы, везде давал концерты.

Хотелось бы большего, но все-таки мне скоро 50. Надо и семье, детям уделить больше внимания. В конце концов, как говорится, просто о душе подумать пора, взвесить пройденный отрезок жизни, подвести итоги. Пока хотя бы для самого себя, не дожидаясь встречи со Всевышним, которая неизбежна рано или поздно.?Та самая очередь, в которой все стоят и никто не знает, кто за кем…

ЛИТЕР-Неделя:  Расскажите, пожалуйста, чем занимается Ассоциация национальных видов спорта, которой вы руководите.

Б.Т.: Прежде всего, мы мечтаем?дать новый импульс?развитию различных видов конного спорта, в частности кокпару («козлодрание»),?единоборству на коне аударыспак и пр. Как недавно откровенно признался?один европейский коллега, «по сравнению с казахским кокпаром хоккей – просто детская забава». На него в самом деле произвел огромное впечатление наш кокпар. Также сегодня открываются большие перспективы развития?охоты с ловчими птицами, мастерство беркутчи.

Хотим также возродить древнее искусство жамбы ату (стрельба с коня из лука по мишени).?Ничего нереального в этом не вижу. Ведь удалось же возродить искусство игры на кобызе, уже почти забытое. Кстати, для этого мне пришлось изучать культуру наших тюркских братьев: азербайджанцев, тувинцев, особенно каракалпаков. Общность культурного наследия объективно помогла.

А что касается жамбы ату, то это заложено в нас на генетическом уровне. Жаль, что он не имеет массового характера сегодня, но это мы как раз надеемся исправить. Тем более что и здесь нам есть на кого опереться. В Монголии, в Венгрии этот вид спорта до сих пор не забыт и активно развивается – у них это тоже в крови испокон веку. Пока что мы приглашаем тренера из Монголии. Но необходима еще и хорошая финансовая поддержка.

ЛИТЕР-Неделя: А почему именно конный спорт?

Б.Т.: Ответ очевиден. Потому что это – для настоящих мужчин! Истинный казах – воин, всадник, удалец. И в XXI веке у нашей молодежи должна быть возможность почувствовать физически, как в крови просыпается память поколений, ощутить, как адреналин закладывает уши, как сотрясаются одновременно тело и душа от напряжения бешеной скачки, от чувства опасности, от азарта борьбы!.. Да, именно так!

И это в тысячу, в миллион раз лучше, чем гноить себя в компьютерных клубах. В этом никто меня не разубедит.

ЛИТЕР-Неделя: Вы очень живо все описываете, аж дрожь по телу. Но возникает ощущение, что все это – только для природных казахов. Я не права?..

Б.Т.: Да нет, конечно же, нет!.. (niaaony) По мне, так любой, кто испытывает эти самые сильные чувства, садясь на коня, – истинный казах! И неважно, что там у него в паспорте написано. Вообще, некоторые историки сейчас говорят, что когда создавалось Казахское ханство, само понятие «казах» было политическим, что-то вроде «гражданской нации». Наверное, и в самом деле в этом что-то есть.

А что касается нашей ассоциации, то, конечно же, двери открыты для всех. И для всех наших граждан, и иностранных гостей, которые хотят прикоснуться к душе казахского народа.

ЛИТЕР-Неделя:  А что ассоциация уже успела сделать на сегодняшний день?

Б.Т.: И жамбы ату, кокпар, байге и т.д. – это общее наследие тюркских народов. Было бы детским эгоизмом приписать его только себе, присвоить только казахской культуре. Все равно как если представить десять детей у одного отца, и кто-то из них вдруг заявит: «Это только мой отец, а не ваш!»

До сих пор штаб-квартира Международной федерации кокпара располагалась в Бишкеке. Мы взялись перевести ее в Астану, не оставляя это большое дело в монополии кыргызских братьев. В первом семинаре по кокпару участвовали представители Афганистана, Турции, России, Китая и Узбекистана.

Хотя у казахов и кыргызов древнее искусство кокпара лучше сохранилось,?чем у других, это факт. Более того, я искренне считаю, что мы, Астана, имеем право держать штаб-квартиру у себя, поскольку все-таки именно Казахстан проводит юношеский, молодежный, взрослый чемпионаты. В сентябре этого года будем проводить открытый чемпионат Азии. Опять же, это не случайно. Мы можем все это себе позволить благодаря нашей стабильности, успешному экономическому развитию страны. Мы не тянем на себя одеяло, просто мы реально можем, у нас есть для этого и экономический потенциал, и организационный.

Также сегодня в развитии национальных видов спорта мы разрабатываем научно-методологическую основу, комплекс специальных упражнений для подготовки спортсменов к соревнованиям и пр.

Сейчас мы, например, создали солидный призовой фонд, чтобы дополнительно заинтересовать молодежь. Мы хотим, чтобы во всех регионах нашей страны, в городах и в аулах молодые люди потянулись к этой родной для них традиции. Постараемся привлечь дополнительных спонсоров и верим, что в нашем государстве есть множество патриотов, готовых всей душой отдаться этому полезному делу – развитию национальных видов спорта Казахстана.

ЛИТЕР-Неделя: Кстати, в Казахстане интерес к кокпару наблюдается повсеместно?

Б.Т.: Знаете, к сожалению, не совсем так. Этот вопрос имеет региональное измерение. В южном регионе эта традиция жива, она там никогда не прерывалась. В других регионах – сложнее, предстоит?большая работа, чтобы возродить этот яркий вид спорта.

Я сам прилагаю все усилия, использую в том числе добрые личные отношения с акимами, свой авторитет. Разговариваю с ними по-доброму, просто по-дружески, прошу развивать древние традиции предков, не думать только о сегодняшнем дне и о грубо материальном.

ЛИТЕР-Неделя: А помимо адреналина и сильных мужских эмоций, что вы еще предлагаете? Так сказать, не только для мышц, но и для интеллекта?

Б.Т.: Пожалуйста – тогызкумалак. Эта игра требует недюжинных математических способностей при всей ее кажущейся простоте. По сравнению с теми же шахматами здесь требуется еще более развитое абстрактное мышление. И наоборот, хотите развить эти способности у вашего ребенка – приводите его к нам, научим, ZYдай zаласа!

Отдельно хочу сказать слово благодарности Алихану Байменову. Этот яркий человек – глава Международной федерации тогызкумалака – много сделал для развития этого интеллектуального вид спорта, поднял его с провинциального уровня до международного, систематизировал. Превратил, можно сказать, в органическую часть общечеловеческого наследия.

ЛИТЕР-Неделя: Вы сказали об охоте с ловчими птицами. Что сейчас делается для развития этого национального вида охоты?

Б.Т.: Охота с ловчими птицами — древняя традиция казахов, а также кыргызов, монголов и некоторых других народов. Беркутчи – так называли опытных ловцов птиц, занимающихся их выучкой, и они пользовались в народе большим уважением. До сих пор в народе живут предания и легенды о знаменитых охотниках и их питомцах.

В наше время охота с ловчими птицами официально признана национальным видом спорта. Регулярно проводится чемпионат Казахстана.

Сегодня за популяризацию этого вида спорта активно взялся Кенес Ракишев, который стал главой федерации «Беркутчи» и вице-президентом Ассоциации национальных видов спорта Казахстана. Им начата системная и комплексная работа по развитию федерации, в частности в этом году планируется проведение международного фестиваля «Беркутчи» с участием представителей из стран ближнего и дальнего зарубежья. Это незабываемое шоу послужит как бы репетицией перед проведением в Астане международной выставки

«ЭКСПО-2017», где мы сможем всему миру показать наше национальное наследие.

Это хорошо, что в руководство названных федераций сегодня пришли такие люди, как Кенес, которые душой и сердцем болеют за развитие национальных видов спорта Казахстана.

ЛИТЕР-Неделя: Кстати, а, помимо собственно спорта, нет ли у вас желания развивать национальные игры? Так, чтобы и о самых маленьких наших гражданах не забыть.

Б.Т.: Спасибо за хороший вопрос. На первой очереди у нас стоит старинная игра асык ату. Сейчас в Казахстане уже есть федерация асык ату, ее возглавляет Мурат Абенов. Я знаю его еще со времени работы в мажилисе. Это человек дела, на которого можно положиться. И еще одно ценное качество у него есть. Чтобы делать какое-то дело хорошо, мало просто умения и энергии. Надо искренне любить свое дело. Так вот, он именно любит всей душой. Потому и работа горит у него в руках.

Кстати, в этом году на 1 мая мы уже провели шоу по асык ату на «Хабаре». Сейчас эту игру уже внедряют в школьную программу, в уроки физкультуры. И это искренне радует.

Необходимо отметить, что к началу возрождения национальных видов спорта большие усилия приложил лично Кайрат Сатыбалды. Именно под его чутким руководством в начале Федерация национальных видов конного спорта, а потом Ассоциация национальных видов спорта еще в далекие 1990-е годы приступила к реализации поэтапного возрождения старинных казахских видов спорта.

ЛИТЕР-Неделя: Чем занимается ваш центр традиционного искусства? Почему так востребовано именно ораторское мастерство? Кто у вас преподает? Кто чаще всего обращается за этими услугами?

Б.Т.: Что касается ораторского искусства, то это, я думаю, как-то связано с природой казахов. Не секрет, что мастера слова всегда были в почете в степи. И сейчас умение вести себя на публике – прежде всего искусство красиво говорить – остается востребованным. Причем красиво говорить именно по-казахски, поскольку именно в казахской среде этому умению придается наибольшее значение.

У каждого народа своя ментальность. Например, европейскому человеку свойственна прямота, иногда немного жесткость. А мы, казахи, любим говорить красиво, с намеками, с прибаутками. Причем ведь еще важно, где говорить: на тое – это одно, на панихиде – совсем другое, на собрании – тоже по-своему. А ведение полемики на казахском языке – это просто отдельное искусство. Одним словом, не зря говорят, что в языке народа закодирована его ментальность. И чтобы научить человека красиво говорить на родном языке, фактически надо научить его быть казахом, проникнуться духом своего народа. Даже не научиться нужно, а просто вспомнить – это ведь у нас у всех в позвоночнике сидит.

Особенно актуальным это становится по мере взросления человека. Например, молодой русскоязычный казах может до поры до времени просто не задумываться на эту тему. Но постепенно, превращаясь в седеющего «агашку», на которого все больше молодых смотрят с уважением, он начинает все сильнее стыдиться своего неумения связать два слова на родном языке. То, что в молодости кажется несущественным, по мере приближения старости начинает восприниматься и самим человеком, и окружающими как признак какой-то ущербности, социальной неполноценности. Может, не совсем корректно выражаюсь, но это так.

Что интересно, пока что за помощью обращаются в основном крупные чиновники. Имен я назвать не могу по понятным причинам – это одно из условий договора. Причем за обучение они готовы платить круглую сумму. Не вижу в этом ничего зазорного, они люди состоятельные. Обучаем их произносить тосты, выступать на собраниях, говорить по торжественным поводам и так далее.

А если придут молодые люди, простые казахи, смолоду ощутившие эту потребность, таких готов обучать бесплатно, еще и сам приплачу.

Кто преподает? Пока что все делаю сам. Но, конечно, в будущем хотел бы собрать команду неравнодушных людей, готовых делать именно эту работу.

ЛИТЕР-Неделя: Наверное, в каждом случае требуется большая индивидуальная работа?

Б.Т.: О да! Это вы в самую точку попали. Можно сказать, ювелирная работа, с каждым индивидуальным сознанием отдельно. Причем это именно совместная работа. Как говорил академик Павлов, побе-дить недуг можно, только помогая врачу. Это означает большое количество самостоятельной, домашней работы.

Поэтами рождаются, ораторами становятся. Кажется, Луначарский это сказал? Я с этой формулой полностью согласен. И даю гарантию: любой человек, который будет прилагать старание и точно выполнять мои рекомендации, за два-три года «запоет» по-казахски.

ЛИТЕР-Неделя: Мне кажется (простите за грубую лесть), что именно в этом состоит секрет вашей популярности в народе, особенно среди молодежи. Вы – казах до мозга костей, и это чувствуется в каждом вашем движении, в каждом аккорде вашей музыки. Причем все это у вас как-то совершенно естественно, органично, в отличие от некоторых завзятых «казахов по профессии», тоже не буду называть имена.

Б.Т.: Рахмет (niaaony). Вы знаете, вообще, это мое кредо – я аполитичный нацпат, если хотите.

Почему «нацпат»? Потому что душа болит за казахов, и боль эта не проходит. Конечно, сейчас мы уже привыкаем к свободе, расправляем плечи. Но еще долго, очень долго будет сказываться эта коллективная травма, оставшаяся от того гигантского социального эксперимента, через который пришлось пройти трем поколениям нашего народа.

Почему аполитичный? Да потому, что успел понять одну простую вещь. Эти тонкие материи – национальные чувства людей, и религиозные чувства, кстати, тоже, – им присуще такое интересное свойство: стоит подмешать туда хотя бы полграмма политики – и сразу же появляются нездоровые, угрожающие нотки, сразу меняются местами цель и средство, самые святые чувства и слова тут же превращаются в пиар-технологию.

Кому и зачем это все надо?.. Поэтому, если серьезно, ни в записные «нацпаты», ни в «религиозники» я не пойду ни за что. Хотя и религия, и нация – это для меня свято. Простите за высокопарный слог, но иначе передать не могу.

ЛИТЕР-Неделя: Кстати, насчет религии. Против вас нередко звучали различные обвинения. Вы якобы «ваххабит» и пр. И все-таки можно задать вам провокационный вопрос? Как вы относитесь к тем же аруахам? Ответите?

Б.Т.: Да конечно, отвечу! Как я могу к ним относиться? Я верю, я знаю, что души наших славных предков обитают в ином мире. Потом, надо понимать еще такую элементарную вещь. Аруахи – это история. Каждый из нас сам тоже когда-нибудь станет аруахом. И я стану аруахом для своих потомков. Если они ко мне будут относиться плохо, как я это буду воспринимать? Именно для своих потомков я сейчас работаю.

Простите за нескромность, но именно Бекболат Тлеухан «воскресил», вернул широкой публике творчество таких казахских жырау, как Казтуган, Доспамбет, Актамберды. Если это «ваххабизм» – тогда, как говорится, без комментариев… Если хотите, «ваххабит» – это современный эквивалент «врага народа». Наверное, я кому-то просто сильно мешаю.

Вы знаете мое отношение к Абаю, Дулату, я их искренне почитаю. Есть уважение и почитание к аруахам, но поклонения достоин лишь один Всевышний!

Все обвинения в мой адрес – на совести СМИ. Понятно, что это носит, как правило, заказной характер. Но понимаете, ловушка в том, что если я сейчас начну оправдываться – значит, я виноват. Это тоже своеобразная технология. Самое забавное, что многие в душе не верят во все эти «сплетни в виде версий», но, повинуясь стадному инстинкту, делают вид, будто верят – наверное, думают, что так они выглядят умнее в глазах окружающих. Лично знаю таких людей.

ЛИТЕР-Неделя: А что вы понимаете под традиционным исламом?

Б.Т.: То самое, что признано уже и законодательно – ханафитский мазхаб, которым наши предки руководствовались веками. По этому мазхабу я читаю намаз, по его нормам стараюсь жить, насколько могу, каждый день.

Кстати, я – младший из десяти детей в семье. Кенже по-казахски. Мой первый учитель жизни и, в том числе, устаз в религии – это мой отец. Мне повезло: когда мне исполнилось семь лет, он уже стал пенсионером и вплотную занялся моим воспитанием. В девять лет я уже знал наизусть некоторые аяты Корана. А на домбре играл уже с шести лет.

ЛИТЕР-Неделя: Кстати, мне кажется, что именно сочетание живой связи с народным, казахским началом и исламской религиозности – это и есть то самое, за что одни вас любят, а другие считают «одиозной личностью». Бекболат Тлеухан – это уже своего рода национальный бренд, не так ли? Недаром даже Чингиз Айтматов в свое время сказал: «В голосе Бекболата Тлеухана я слышу зов предков».

Б.Т.: Я не виноват, что стал брендом, как вы выражаетесь. А может быть, такие люди просто завидуют?

Вообще, сильно религиозным человеком я сам себя не считаю: я намного более грешный и приземленный человек, чем многие, вероятно, полагают.

ЛИТЕР-Неделя: Еще один вопрос, вызывающий неоднозначное отношение в обществе и часто обсуждаемый в последнее время, – многоженство. И к вам по этому поводу у некоторых есть претензии. Что вы можете сказать по этому поводу?

Б.Т.: Прежде всего хочу принципиально заявить: это мое глубоко личное дело. И ничье больше. Я вообще открытый человек по природе, но что-либо говорить на публику о матерях моих детей не хочу. Принципиально не желаю, поймите правильно…

А свои претензии, у кого они есть, пусть сначала предъявят Абаю Кунанбаеву, у него три жены было. А Бекболат Тлеухан – слишком мелкая сошка, чтобы обсуждать такие подробности своей скромной жизни.

Если серьезно, жизнь – штука сложная, и наша мудрая религия это учитывает, не более того. А все остальное, повторяю еще раз, – это личное дело каждого человека, в которое никто не вправе лезть грязными руками.

Лично мне нечего стыдиться, я счастлив, что имею семерых детей, надеюсь, что будет десять. Два старших сына уже студенты, учатся в США, собираются поступать на специальность «инженерия», которая сегодня очень востребована в нашей стране. Не всем же казахам быть экономистами и юристами!..

ЛИТЕР-Неделя: В заключение нашей беседы что бы вы хотели пожелать нашим читателям, особенно молодежи?

Б.Т.: Умейте сохранить себя. Не перепутать цели со средствами, вечное с преходящим. Умейте быть счастливыми, довольствуясь малым. Любить жизнь просто за то, что она прекрасна. Быть благодарными Всевышнему за каждый прожитый день. И тогда все будет хорошо!

Гульсум ЖУНУСОВА, Астана 

Газета «Литер»

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*